Stolica.ru

День за днем

Александр Тараторин "Про лигу скаутов и о том, как с ней бороться"
"История вторая. Стратегия и тактика классовой борьбы со скаутами в условиях Северной Калифорнии".

            С возрастом, хотя, по американским понятиям, мои тридцать пять лет были самым начальным периодом зрелости, я стал раздражителен и нетерпим к окружающему меня человеческому общежитию. Первые признаки воинствующего индивидуализма проявились в самом конце холодной войны, когда прекратил свое существование великий и могучий Советский Союз, была упразднена пионерская организация, и одновременно в Академии Наук перестали платить зарплату. Затем, сменив несколько стран обитания и профессий, я оказался в Калифорнии, и с тех пор мизантропические настроения неуклонно усиливались и укреплялись в моей усталой душе. 
            Дело в том, что у меня с детства была дурацкая мечта: собственная комната, пусть в пять квадратных метров, но своя, чтобы можно было закрыть в ней дверь и остаться наедине с листами бумаги, или, в соответствии со временем, с экраном компьютера. И чтобы в комнате этой было тихо. Мечта все никак не хотела сбываться, в основном из-за отсутствия денег. То приходилось мне жить с тещей, то с соседями, так как денег на съем отдельной квартиры не хватало, то топали слонопотамы над головой, то появлялся во дворе индо-пакистанский детский сад на прогулке, оглашая пространство истерическими криками... Азиатского происхождения соседи мои, например, вели ярко выраженный ночной образ жизни. Днем их не было ни видно ни слышно, зато ночью в квартире за стенкой гремела национальная кмиайская музыка, к соседям заваливались шумные компании, приезжали рычащие грузовики, что-то погружали и разгружали. А самое неприятное, что застенные сожители эти выкидывали на свой балкончик разложившиеся овощные очистки, и вывешивали гнить на солнце куриные тушки, подобно тому, как рыболовы-любители в России вялили на веревочках пойманную рыбку.
            Во многом благодаря протухшим куриным тушкам, нервы мои дошли в этой чертовой Калифорнии до предела, и пришлось мне линять из квартирного комплекса, и снимать двухкомнатный домик с небольшим, но уютным садиком за совершенно сумасшедшие деньги.
            Снял я домик в конце января, когда голубые Калифорнийские небеса вдруг набрякли легким дождиком, вызвавшим панику у местных жителей. Никогда не думал, что обычный моросящий дождик способен вызвать сбои в подаче электроэнергии десяти миллионам жителей, массовые оползни и федеральную помощь потерпевшим бедствие аборигенам.

            Ну, да ладно. До поры- до времени все было хорошо, а главное - тихо. Рано утром, часов в пять утра, я напивался кофе, и писал переполненную формулами книжку, которую требовало с меня уважаемое издательство. Вечерами, приходя с работы , я подкреплялся стимулирующими душу напитками, опять-таки запивая их крепким кофе, и заканчивал давно задуманный мной роман.
            И все было спокойно, пока не наступила весна. А в особенности, месяц апрель, когда расцветает земля. 
            Если в уездном городке Симбирске в апреле набухали почки, и окончательно сходил снег, то у нас в Калифорнии, в этом роковом месяце становилось совсем тепло, и происходили всяческие знаменательные события, как-то: выплод гремучих змей и весенний бег тарантулов по асфальтированным и покрытым гравием дорогам. В этот месяц школьники и студенты одевали шортики и короткие юбочки, шалея от запаха роз. По статистике, на апрель месяц приходилось также рекордное количество подростковых беременностей...

            Как на грех, в середине апреля я получил из издательства гранки только что подготовленной ко всеамериканскому изданию книги, и я понял, что я на самом деле тихо схожу с ума.
            Даже в России в старые добрые времена редакторы не позволяли себе того, что сделало со мной весьма уважаемое американское издательство, название которого я благоговейно чтил со времен своей тревожной молодости... Тем более, что в наш электронный век я предоставил этому уважаемому издательству весь текст , не говоря уже об иллюстрациях,   в неповторимо-электронном виде. 
            Каждая строчка, каждое слово, каждая формула были неузнаваемо искажены чьей-то дьявольской рукой.   Придя в ярость, я звонил в Бостон, издателю, нарвался на его секретаршу, и выяснил, что текст, написанный моей слабеющей рукой, был в целях экономии американских долларов отослан куда-то на Филиппины. Телефон на Тихоокеанских островах не отвечал...
            Осознав, что плод моих стараний окончательно изгажен, я почувствовал себя уставшим, и взял пять дней отпуска. Кстати, для тех, кто не в курсе: в благословенной стране Америке отпуск составляет десять рабочих дней в году.
            Отпуск... О, блаженство. Я проснулся в девять утра, заварил себе кофе, сел за компьютер, и, только начал править текст, как...
            ≈ Дин-дон... ≈ Ласково предупредил меня входной звонок.
            ≈   Кого еще черт несет, ≈ выругался я, приоткрывая входную дверь.
            ≈ Купите скаутское печенье, ≈ за порогом стояли три пионера уже забытого мной скаутского образца со связкой подозрительного вида коробочек, обвернутых липкой лентой. Почему-то все пионеры были азиатского происхождения.
            ≈ Хмм... ≈ Я проявил секундное замешательство. Не то, чтобы я испытывал предубеждение к выходцам из Азии... Даже наоборот. Каюсь, грешен. Вот уже полгода я встречался с симпатичной девушкой, рожденной в Японии. Нет, тут дело было в другом. 
            Когда-то, лет двенадцать назад, в сердце Лондона я волею судеб провел несколько ночей в доме лорда Баден-Пауэлла, основателя скаутского движения. С тех пор я испытываю легкую, перерастающую в умеренную, неприязнь к скаутам, а иногда даже тоскую по исчезнувшим с лица земли советским пионерам. Не говоря уже о том, что периодически я задумываюсь о возможной связи между Баден-Баденом, Тургеневым и одноименным британским лордом.
            Итак, я был дезориентирован: испытывать ли к этой разновидности скаутов такую же неприязнь, как к их Британским сотоварищам, или....
            ≈ Всего пять долларов девяносто девять центов! ≈ Младшенький скаут совершил марш оловянного солдатика по крыльцу дома.≈ И печенье ≈ Будет ≈ Ваше. ≈ Да ≈ здрав≈ству≈ют ≈ ска≈уты!
            Отдавать деньги мне решительно не хотелось. Дело в том, что стоило мне вселиться в этот дом, как всяческие общественные и религиозные организации начали буквально разрывать меня на части. Кому только я не платил, не в силах отбиться от навязчивых агентов: голодающим детям, церкви адвентистов седьмого дня, лесбиянкам, и даже добровольной пожарной дружине. Теперь еще и скауты до меня добрались... Ну уж нет, ребята дорогие, этот фокус со мной не пройдет!
            ≈ Извините, ≈ я принял защитную позу, ≈   Я не люблю печенье. Я вообще не ем сладкого.
            ≈ Как вам не стыдно! Как вы смеете! ≈ Это перешла в наступление мамаша- родительница, до сих пор скрывавшаяся в тени моего гаража. ≈ Какой пример вы подаете молодежи... И такие люди вселяются в наш район! Позор! 
            ≈ Позор, ≈ взвизгнул толстенький китаенок с очках с выпуклыми линзами и захлопал глазками.
            ≈ Вы в чем-то правы, ≈ невольно согласился я. Здесь я был необъективен. Вспомнил я в тот момент Володю Чумакова, с которым учился в школе. Убейте меня, но он был вылитый этот американский китаенок. Толстенький, монголоидный и в очках, над ним в школе издевались, словом, проникся я вдруг к этому очкарику сочувствием. ≈ Шесть долларов. Сдачи не надо. Спасибо. Боже, храни Америку.   ≈ И захлопнул дверь.

            Работа не клеилась, трудовой энтузиазм куда-то пропал, а вместе с ним испортилось настроение. К тому же, кофе за время моих объяснений со скаутами остыл и стал невкусным. Я рассеянно перевернул несколько страничек, закурил сигарету, и начал раздражаться. 
            ≈ Черт бы их побрал, ≈ я раздосадовано потер лоб. Самое противное в работе, требующей сосредоточения ≈ отрываться. Бывает, только включился,   проник в спрятанную от смертных суть, летит страничка за страничкой, приоткрывается небесный астрал, а тут появятся вот такие... Позвонят в дверь...
            И пришлось мне идти на кухню, кипятить чайник, заваривать свежий кофе и нервно курить. Наконец, творческий процесс снова запустился. Впрочем, продолжалось мое счастливое состояние весьма недолго ≈ каких-нибудь полчаса. Мой хрупкий, но постепенно становящийся гармоничным внутренний мир, был безжалостно разрушен возбужденными детскими криками, которые проникали в комнату через окно. Я прислушался, что еще мне оставалось делать?
              ≈ Левее. Еще левее! Натягивай веревку ≈ в голосе руководителя прорывались басовые нотки.
            ≈ Да не могу я, ≈ чуть не плача отвечал ему тоненький, совсем детский голосок.
            ≈ У скаутов не бывает такого, чтобы они чего-нибудь не смогли! Тяни сильнее, вместе с друзьями.
            ≈ Тяну, не получается...
            ≈ Значит, ты недостоин быть младшим скаутом.
            ≈ Я достоин! ≈ детский голосок начал всхлипывать.
            ≈ Это что еще за сопли в наших рядах?   А ну-ка, взялись! Старайся всегда, пытайся везде, до последнего дня. Тяни, и никаких проблем...
            ≈ Вот лозунг мой и солнца, ≈ с ужасом произнес я, задумавшись о проблемах художественной детской литературы на русском и английском языках. 
            ≈ Ура!!! Получилось!
            ≈ Я же тебе говорил, ≈ в голосе старшего, и начинающего басить, слышалась какая-то фальшивая бравада, и одновременно неуверенность в собственных словах. ≈ У скаутов всегда все получается. Поправь сейчас же галстук. Тоже мне, младший брат.   Мы должны быть примером. Сейчас отряд придет, будем палатки ставить.
            ≈ А можно мне спать с тобой, в одной палатке?
            ≈ Нельзя. Младшие спят со младшими. Таков закон скаутов.
            ≈ Ну, пожалуйста... Я очень хочу. Я... Я ...
            ≈ Будешь спать с Джеком и с Шаном. 
            ≈ Ну я тебя умоляю.... Ну что тебе стоит!
            ≈ Молчать! Младший кандидат в члены скаутской организации, равняйсь, смирно!

            Я с легким испугом выглянул в окно. За соседским забором, высотой мне с грудь, в землю был вбит бамбуковый кол, напомнивший мне осиновый. Кол был расперт бельевыми веревками, вершина его логически завершалась звездно-полосатым американским флагом. Около древка стоял долговязый парень совершенно китайской внешности в скаутской форме, а рядом с ним вытянулся по стойке смирно тот самый трогательный очкарик, из-за которого я купил ненавистное скаутское печенье.

            ≈ Ну да, ну конечно, флаги будем поднимать, ≈ мрачно пробурчал я, еще не подозревая, какие испытания готовит мне судьба. ≈ Хорошо, давайте я вам вымпел победителя социалистического соревнования на антенне подвешу...
            Вымпел этот, запавший мне в душу, я на прошлой неделе обнаружил в магазине антиквариата под названием "Бомбейская Кампания". "Победителю социалистического соревнования цеха номер пять плодоовощной базы двенадцать Краснопресненского района города Москвы товарищу Воробьеву от первого секретаря городской партийной организации тов. Гришина".

            Нет,   работать в первый, один из пяти, драгоценный день отпуска,   мне, по-видимому, не было суждено.
             ≈ Правее. Вместе, вместе тяните. Забивай, забивай...
            День, скорее всего, был потерян бесповоротно и окончательно. На соседнем участке, за забором, на моих глазах разбивался палаточный лагерь. Человек десять в рубашечках со столь печально знакомыми мне галстуками и пилотками, таскали металлические трубки, молотки, и, стена к стене, возводили все новые палатки.
            ≈ Четыре, пять,≈ Черт побери! Я насчитал пять палаток, и почувствовал предательскую головную боль.
            Отряд, строиться! ≈ неожиданно рявкнул долговязый парень. ≈ Смирнаа! Приготовиться к подъему флага!
            ≈ Па-ра-ра-ра ≈ ра-ра! ≈   пропел горн. Впрочем, флаг застрял, недоехав до вершины, видимо, зацепился за сучок.
            ≈ Скауты... ≈ Долговязый откашлялся. ≈ К библии! Сегодня мы читаем отрывки из книги Генезиса, страница пятьдесят три. 
            ≈ И испепелю тебя и города народа твоего небесным огнем!
            ≈ Скаут Джаоронг!
            ≈ Я! ≈ Толстенький мальчик в очках вытянулся по стойке "смирно".
            ≈ О каком народе идет речь?
            ≈ О ревизионистах и предателях с севера, погрязших в грехах и коррупции. О тех, кто примазался к коммунистическому движению, но, на поверку , оказался лживым шакалом.
            ≈ Правильно, скаут Джаоронг! Что говорил о них великий председатель Мао?
            И тут очкарик разразился длинной цитатой на китайском языке.
            ≈ Скауты! Равнение на знамя! ≈ Рявкнул старший брат.
            ≈ Ра-ра-ра, ра-ра, ра-ра! ≈ Раздалась громкая речевка, я уже не разобрал, по-английски или по-китайски. Чем угодно клянусь, она мне напомнила как две капли воды стихотворение "Кто шагает дружно в ряд, пионерский наш отряд".

            Но когда два долговязых подростка в шортиках и галстуках с важным видом пронесли мимо стоящих под звездно-полосатым флагом и отдающих пионерский салют детей красно-звездчатый китайский флаг, я потерял чувство реальности. 
            ≈ Идиоты, ≈ я тихо застонал.
            ≈ Ра-ра-ра-ра, ра-ра ≈ ревело за забором.
            ≈ Эй, ≈ в отчаянии взревел я. ≈ Скауты! Побойтесь Бога и председателя Мао!
            ≈ Ра-ра-ра-ра, ра-ра, ≈ речевка вяло скисла.
            ≈ Мама!   ≈ Замычал старший скаут. ≈ Сосед нам мешает.
            ≈ Эй, мистер, ≈ в поле моего зрения появилась пожилая женщина.   ≈ В чем дело? 
            "Хунвейбинка" ≈ мгновенно понял я.≈ Извините, ≈ я попытался быть вежливым настолько, насколько мог. ≈ Вы бы не могли заниматься всем этим немного потише...
            ≈ Почему это? ≈ Хозяйка перешла в наступление. ≈Вам должно бы быть стыдно! И вообще, как вы смеете мешать нашим детям? ≈   Слово "нашим" было нарочито подчеркнуто. ≈   Кстати, мистер, это - наша частная собственность. Если вы посмеете еще раз нас побеспокоить, мы вызовем полицию.
            ≈ Извините, я собственно, ≈ мне стало неловко и противно одновременно. ≈ Нельзя ли... Ну хоть немного потише. 
            ≈ Нельзя! ≈ Хунвейбинка развернулась ко мне спиной и оскорбленно вошла в дом.
            ≈ О, Господи, ≈ взревел я. ≈ Нет мне спасения. Почему я попал в эту сумасшедшую страну непуганных идиотов? Почему эти плоды культурной революции живут в собственном доме, разводя всякую социально-незрелую ересь? За что караешь ты меня? 
            ≈ За грехи, ≈ ласково пропел внутренний голос, и я понял, что вдохновение ко мне сегодня уже не вернется. По этому поводу я решил окончательно погрязнуть в грехах, и поехал к любимой девушке, у которой задержался до полвторого утра. Вернулся я домой пахнущий коньяком, в мятой рубашке и совершенно вдохновленный, сел за письменный стол, и, поглядев на рукопись, почему-то оказался в длинном школьном коридоре из моего детства.
            Снилось мне детство, причудливым образом смешанное с отрочеством и юностью. Меня исключали из состава пионерской организации за употребление коньяка и курение в школьном туалете. Нет, курить я курил, признаюсь, но вот коньяка в те годы не употреблял, разве что портвейн "Три семерки". Вот уже выстроились в ряд пионеры, презрительно смотрит на меня директриса, она поджала губы и сейчас...
            ≈ Погодите, ≈ смеюсь я. ≈ Я уже взрослый. Более того, я живу в Америке и вы меня исключать не имеете никакого права. С курением, правда, у них и здесь проблемы, но, честное слово, я курю только у себя в садике и в автомобиле. Я понимаю, что отравляю окружающую среду, но...
            ≈ Ха-ха-ха, ≈ смеются пионеры.
            ≈ Честное слово, я здесь уже несколько лет. Не верите - посмотрите,   за углом моя машина стоит, вот ключи. Разве в наши времена у советских граждан были такие машины? ≈ Аргумент этот представляется мне убийственно- убедительным, и я радостно усмехаюсь.
            ≈ Ты, ≈ директриса задыхается от негодования. ≈ Ты продался империалистам. За тряпки, за Кока-Колу! За автомобиль! За пачку сигарет "Кэмел"! Позор!
            ≈ Да не курю я "Кэмел". И причем здесь Кока-кола? И вообще, вас давно нет! ≈ протестую я. ≈ Вы выросли. Многие даже погибли, кто в Афганистане, кто в более поздние времена. Генка Захаров, например, его в Афгане убьют. И Сережку Гаранова тоже. А Мишу Шестова конкуренты положат в девяносто третьем. Человек пять из вас в Америке будут жить. Даже председатель совета отряда Игорь Костиков будет жить в Америке, я его там видел, в супермаркете! Честное пионерское!
            ≈ Игорь, это правда? ≈ Директриса сурово смотрит на него. ≈ Как ты мог так поступить? Где твоя пионерская совесть?
            ≈ Я больше не буду, Татьяна Семеновна, клянусь! ≈ всхлипывает Игорь и подносит к губам золотой горн. 
            ≈ Па-рарара! Ра-Ра! ≈ Трубит он. ≈Па-рарара! Ра-Ра! Подъем!

            Я недовольно поежился и обнаружил, что заснул за письменным столом. Правая рука затекла и меня совершенно не слушалась. К тому же, болела голова и пересохло в горле. 
            ≈ Па-рарара! Ра-Ра! ≈ Услышал я, только на этот раз наяву. Звук горна, как мне тогда показалось, способен   был разбудить мертвеца. 
            ≈ Господи, который же час, ≈ я побрел к кровати. ≈ Шесть пятнадцать утра....
            На улице светало. 
            ≈ Надо меньше пить. Фу, как неловко, ≈ я вспомнил вчерашний вечер и бесконечные банальные глупости, которые я нес подшафе. Впрочем, моей девушке, кажется, это нравилось, по крайней мере у меня до сих пор в ушах стоял ее неповторимо-женский смех. 
            ≈ Па-рарара! Скауты, к утренней линейке будьте готовы!
            ≈ Всегда готовы ≈ рявкнул хор детских голосов.
            ≈ Равняйсь.... Смирно.
            ≈ Господа Бога душу мать... ≈ Я завернулся с головой в одеяло, пытаясь избегнуть звуков американского гимна. Звуки эти, усиленные мощными колонками, сотрясали хлипкие стены моего домика и проникали в мой мозг сквозь фундамент и матрасные пружины. 
            ≈ А это что такое? ≈ Мелодия сменилась, и вспомнились мне поле в липкой, размокшей глине, гнилые картофельные клубни, усталые студенты и издевательская песня:

            "Солнце восходит над речкой Хуань-Хэ,
            Китайцы на поле идут.
            Горсточка риса у них в руке,
            И песню задорно поют:
            ≈Унь-нянь, унь-нянь-нянь..."

            Я мог поклясться, что забытая песня эта пелась на мотив китайского национального гимна. Прослушав куплетов шесть, я начал одуревать от однообразной мелодии. Все мечталось мне, что очередной куплет будет последним, но тягучее пение начиналось снова и снова.
            ≈ Ах вот вы как! ≈ Взревел я. ≈ В голове моей опилки, тра-та-та. Кто ходит в гости по утрам, тот поступает мудро. ≈ Нет, у меня было неожиданно жестокое похмелье, иначе почему бы я так умилялся скрытой мудрости этого стихотворения. ≈ Получайте наш ответ лорду Керзону! Где мой удлинитель? ≈ Я вытащил в садик электронное пианино фирмы "Ямаха".
            ≈ Союз Нерушимый. Республик Свободных. Сплотила Навеки...
            "Ямаха" давала прикурить. Мощности было в самый раз, и кому какое дело, что моя затекшая рука то и дело брала фальшивые ноты....
            ≈ Славься, Отечество...
            ≈ Унь-нянь-нянь! 
            ≈ Наше Свободное! ≈ Я выжал громкость до предела.
            ≈ Мама! ≈ Взревел китайский скаут. ≈ Нам опять сосед мешает.
            ≈ Я вызываю полицию, этой наглости необходимо положить конец! ≈ раздался визгливый женский голос, и я поспешно ретировался.

            Каюсь, я тогда испугался. Даже как-то стыдно стало. Минут сорок я бродил по дому, ожидая звонка в дверь. Потом стало понятно, что полицию никто не вызвал, или она просто не приехала. По этому поводу, и будучи в расстроенных чувствах, я пошел на кухню, достал из холодильника водку, в очередной раз подумал, что добром все это не кончится, выпил пару рюмок и ушел спать.

            Как же хорошо... Давно так не было. В городе уже начинают гнить кленовые листья. Вечерами, под тусклым светом фонарей, когда кажется, что еще немного, и вдруг откроется перед нами какая-то сокровенная тайна мироздания...

            ≈ Ра≈ рара, ра-ра, ра-ра! ≈ Прорвалось ко мне из-за окна, прервав сон.
            ≈ Пионерский наш отряд! ≈ Взбесился я. 
            ≈ Ра≈ рара, ра-ра, ра-ра! Скаут Джааронг! Левой! Левой!
            ≈ Все, не могу больше! ≈ И я понял, что хочу я этого, или нет, но мне придется прервать отпуск и выйти на работу.

            Не получилось у меня отпуска. Вот они, тускло освещенные клетушки-кубики в огромном зале с люминесцентными светильниками под потолком. Вот и люди-муравьи, копошащиеся в проходах. А вот и мой луч света в темном царстве, сидящий в соседнем кубике Патрик. Он - Ирландец, и мой друг, и этим все сказано.

            ≈ Хмм... Что-нибудь случилось? ≈ Иронично приветствовал меня Патрик. ≈ Да на тебе лица нет... Нет, не говори, я угадаю... Тяжелое Похмелье?
            ≈ Если бы... Слушай, ≈ взмолился я, периодически хватаясь за голову. ≈ Расскажи мне, как одолеть злых духов.
            ≈ Ну, способов вообще-то более чем достаточно. Каббалистические знаки, говорят, помогают. Конкретная методика зависит от разновидности чертиков. У тебя они какие?
            ≈ Маленькие дьяволята в зеленых галстуках. Они будят меня звуками медных труб, как архангелы, затем проигрывают гимны всех стран и народов, маршируют и отдают честь под американским флагом.
            ≈ Я тебе завидую! ≈ Патрик ударил себя ладонью по лбу и решительно оттолкнулся ногами от   стола, в результате чего его кресло на колесиках откатилось к самом входу в "кубик". ≈ Свихнуться с таким военно-патриотически-имперским уклоном... Да тебе позавидует любой британский вояка... Ну почему, почему у меня никогда так не получается?
            ≈Все гораздо проще, Патрик.Это - Скауты! Они поселились за забором, трубят в горны. Они разбили палатки...
            ≈ Фуу.... Ради всего святого, возвращайся домой. ≈ Патрик оттолкнулся ногами и мягко затормозил креслом около своего стола. ≈ Это же классика! Я-то думал...
            ≈ Что значит классика? ≈Я начал раздражаться. ≈ Я ночами не сплю. Я свихнусь скоро. Я отпуск прервал.
            ≈Тебе нужны буханка хлеба и водка. ≈ процедил Патрик. ≈ Проверенный способ.
            ≈ Чего ты несешь! Боже всемогущий! Кто из нас сошел с ума?
            ≈ Послушай, ≈ Патрик совершил пируэт на своем кресле. Как мне показалось, он на меня слегка обиделся. ≈ Я, по крайней мере, трезв, а также не пришел на работу небритым, в мятой рубашке с какими-то желтоватыми пятнами на животе. О происхождении этих пятен я, так и быть, допрашивать тебя не собираюсь. Пусть они останутся на твоей совести. Эти пятна греха, происходят ли они от греха первородного, либо греха чревоугодия, когда жир капает с шипящего куска мяса, либо от греха пьянства, когда вино проливается из бокалов, зажатых в потерявших твердость руках на грудь и живот пьющего...
            ≈ Дьявол! ≈ я потрогал свой колючий подбородок, сконфуженно увидел желтоватое пятно на животе, глубоко задумался о его происхождении, потом вспомнил, что оно коньячное, и понял, что Патрик прав на все сто.

            ≈ Будем лаконичны и точны...Их там много? ≈ Патрик снисходительно улыбнулся мне уголками губ.
            ≈ Кого?
            ≈ Скаутов, конечно. Кого же еще?
            ≈ Человек десять. Или пятнадцать.
            ≈ Палатки поставили?
            ≈ Угу, ≈ я был готов зарыдать. ≈ И флаги повесили. Американский и китайский.
            ≈ Флаги меня сейчас не интересуют. Сколько палаток?
            ≈ Кажется, пять.
            ≈ Годится. Если бы было десять, могло бы и не сработать. А на пять ≈ с лихвой хватит.
            ≈ Чего хватит? ≈ Я недоумевал.
            ≈ Классический метод борьбы со скаутами, ≈ Патрик оскалился.≈ Самая гадкая и дешевая водка, понадобится также буханка хлеба. Размачиваешь хлеб в водке, ночью на запах приходит скунс. Жрет все это дело. Тут - главное его не упустить, скунс опьянеет мгновенно и обязательно заснет поблизости в   бессознательном состоянии. Берешь его голыми руками и подкидываешь к скаутам. Утром скунс просыпается с жуткой головной болью, ходит вокруг и раздраженно на все гадит своей струей. Вот увидишь, скаутов как рукой снимет.
            ≈ Да ну тебя, ≈ я разочарованно махнул рукой. ≈ Мне не смешно, извини. Чувство юмора отказало. Похмельный скунс ≈ это выше моего понимания.
            ≈ Ну и зря, не хочешь ≈ не пользуйся. Метод проверенный, его уже несколько поколений использовали. И не только против скаутов. В летних лагерях, в армии, в походах...
            ≈ Бред какой-то. ≈ начал сердиться я.≈ Да откуда я тебе скунса возьму? У тебя что, дома скунс живет?
            ≈   Да ими здесь все кишит. Опоссумы, еноты....
            ≈ Ну да, недавно ко мне опоссум приходил, ≈ смутился я. Действительно, с неделю назад по забору, отделявшему мой участок от китайских соседей, разгуливало похожее на крысу существо с длиннющим хвостом и грустными круглыми глазами.
            ≈ Скунсы просто более осторожны. Но против такой приманки никто не устоит. Так что, ты наверняка поймаешь одного-двух в первую же ночь.
           ≈ Ради всех католических и прочих святых, не издевайся надо мной. ≈ Я пристально посмотрел Патрику в глаза. По нему, собаке, никогда не поймешь, серьезен он, или иронизирует. Морда самая что ни на есть благонамеренная, абсолютно интеллигентная, не говоря уже о тоненьких очках с золотой оправой. Вот только глаза смеются...
            ≈ Ну, есть еще один способ, правда, менее эффективный. Заяви всем, что ты голубой и очень любишь мальчиков. И скаутов в особенности. Скажи, что хочешь с ними поиграть, например. Или стать их вожатым .
            ≈ Привет, ≈ поморщился я. ≈ Я их потише попросил быть, а они уже чуть было полицию не вызвали. Представляшь, что будет, если я... Сразу же в тюрьму упекут.
            ≈ Ты ничего не понимаешь.. ≈ Патрик снисходительно растянул губы. ≈ Это - самая безопасная афера, которую ты можешь провернуть. Дискредитация меньшинств, да ты что, телевизор не смотришь? Скорее ты этих своих соседей за решетку отправишь, чем они тебя. Вот увидишь, с этим проблем не будет. Если только...
            ≈ Что? ≈ Я внутренне напрягся. ≈ Что ты имеешь ввиду?
            ≈ А вдруг они согласятся... ≈ Патрик   смутился.
            ≈ Никогда! ≈ зарыдал я. ≈ Уеду, я куда-нибудь, уеду. За полярный круг. На землю императора Франца-Иосифа! Пойду искать по свету, где оскорбленному... Тьфу. Ты знаешь, был такой великий русский писатель...
            ≈ Поехал бы ты домой, ≈ напутственно махнул рукой Патрик. ≈ Запомни, водку бери самую дешевую и противную, иначе головной боли не будет.
            ≈ Спасибо, ≈ идея эта все же представлялась мне дурацкой, и я решил указания Патрика проигнорировать.

            Не успел я выйти из машины, приехав домой, как понял, что был не прав и погорячился. На соседнем участке раздавались громкие автоматные очереди с характерным пулеметно-электронным присвистом.
            ≈ Окружай предателей! ≈ возбужденно визжал чей-то голосок. ≈ Руки завязывай за спиной! Молчать, презренный иностранный шпион!
            ≈ Да вы что, с ума сошли?.. Пустите меня!
            ≈ Теперь ты наш пленный.   И мы будем с тобой обращаться по законам военного времени.
            ≈ Руку сломаешь. Ой.... Уй. Мама! Отпусти, сломаешь! У-у-у-у...
            ≈ Брось его! ≈ голосок был совсем детским. ≈   Сосед вернулся!
            ≈ Та-та-та-та! ≈ Сквозь дырку в заборе протолкнулся ствол электронного ружья и раздалась окрашенная электронными трелями очередь. ≈ Ура-а-а! Смерть предателям!

            Каюсь, злобность и жестокость овладела мной, я даже поднялся в спальню, достал из футляра любимый мой шестизарядный револьвер, и пару раз щелкнул барабаном. Потом я взглянул на себя в зеркало, устыдился, и, разрядив револьвер, в отчаянии поехал в магазин за водкой и хлебом.
            Самой плохой и, как ни удивительно, самой дешевой водкой, доступной на территории штата Калифорния, являлась жидкость с ностальгичным названием "Привет", стоимостью в три доллара девяносто девять центов. Выпускалась эта отрава где-то на Урале.
            Приехав домой, я тщательно размочил хлебную массу в водке, и, напоминая самому себе сумасшедшего, разложил приманку вдоль забора, отгораживающего мой садик от соседей.
            ≈ Господи, ≈ поднял я голову к звездам, мерцавшим в ночном небе. ≈ Дай мне покоя на этой земле. И прости меня за безумие мое. Это ≈ не жертва тебе, не пойми меня превратно, это ≈ акт отчаяния. Если можешь, освободи меня от скаутов всех племен и народов. Если не можешь - пошли мне круглую сумму в твердой валюте в компенсацию морального ущерба.
            Произнеся эту незамысловатую молитву, адресованную в космическую пустоту, я отправился спать под становящимися привычными звуки американских и китайских гимнов и радостную перекличку.
            Разбудил меня громкий металлический скрежет и треск кустов. Потом во дворе что-то булькнуло, снова затрещало и с грохотом свалилось.
            Сердце мое забилось. Не иначе как скауты, воодушевленные военно-полевыми игрищами, совершили вылазку в тыл врага. Я накинул халат, вооружился карманным фонариком, потянулся было к револьверу, но смутился, и в целях самообороны прихватил на кухне сковородку с непригорающим дном. Имея богатый опыт общения со скаутскими следопытами и будучи готовым к самому худшему, я вышел в садик... Нет, скаутов нигде не было видно. Вместо них на цементированной дорожке лежал самый что ни на есть вульгарный енот с потешной мордой. Из глаз его катились слезы, мохнатый бок вздымался с неправдоподобной частотой, пушистый хвост подрагивал, а лапы совершали конвульсивные движения. Енот был вне всякого сомнения абсолютно пьян. Я испугался, что зверюге пришел конец и брезгливо толкнул его носком ботинка.
            ≈ У-угх. ≈ Зевнул енот, и, неожиданно, вполне по-человечески, повернулся на бок, поджав под себя лапы. О-рх, ≈ вздохнул он, почесав левой лапой мохнатый бок, и вдруг посмотрел на меня совершенно осмысленным взглядом. ≈ У-угх, ≈ зверь в ужасе зажмурился, помотал головой, попытался уползти в сторону, но обмяк и захрапел, приоткрыв пасть.
            ≈ Убирайся, ≈ я схватил щетку с колючими пластиковыми усами и ткнул ее еноту в морду. ≈ Брысь! Черт бы все побрал, ≈ В последний раз я видел пьяное животное на картошке в Подмосковье, тогда однокурсники коварно напоили ежа. Еж этот был слюнявым, слезливо-сентиментальным, и, насколько я помню, представлял собой весьма жалкое зрелище. ≈ Ах, Патрик, Патрик... Скунсы стаями пойдут, как же! ≈ Мне стало обидно, и, схватив садовый шланг, я устроил еноту холодный душ.
            ≈ У-угх, ≈ зверь посмотрел на меня вполне укоризненно, и, поднявшись на лапы, нетвердо полез на забор, обламывая ветки на кустах и тем самым производя жуткий треск.
            ≈ Пшел вон! Пшел!
            ≈ Ррр! ≈ Енот кровожадно оскалился, но, уворачиваясь от струи, свалился с забора к соседям.

            Дрожа от холода, я обошел сад и убедился в том, что алкогольная приманка сожрана до остатка, опрокинуто мусорное ведро, пакеты с мусором разорваны, а содержимое их разбросано по участку. Ни одного бесчувственного скунса в окрестности моего участка при этом категорически не наблюдалось.
            ≈ Нет, вся эта ерунда не работает! К чертовой матери! Отравлю их! Их же проклятым печеньем. Печенье! ≈ осознал я. ≈ Вот моя надежда и опора.
            Когда-то смотрел я по телевизору замечательный старый американский фильм, начала семидесятых годов. Там девушка, переночевавшая у правильного молодого человека, с утра печет ему печенье, и подмешивает в тесто марихуану. К молодому человеку как раз приходят родители, все ссорятся, чуть не убивают друг друга, но, стоит им откушать печенья, как наступают рай и всеобщая любовь на земле...
            К сожалению, розовые семидесятые, и даже восьмидесятые, и, что уж там говорить, девяностые уже прошли. О марихуане речь идти не могла, так что мне оставалось одно: подмешать в печенье грубое пролетарское зелье - слабительное.
            Задача, стоявшая передо мной, отнюдь не была простой. Мне предстояло найти сильнодействующее средство, к тому же не обладающее горьким вкусом или подозрительным запахом.   Наконец, после почти целого дня попыток и неудач, я, как мне показалось, добился удачи. Патентованное средство от запоров "Тройного действия",   судя по рекламе, могло пронести мертвеца. На вкус оно было сладковатым, как разбавленный сахарный сироп. Мука, Яйцо, Какао.. Слабительные пирожные-печенья оказались пышными, и вообще явно удались на славу.
            Оставалось   только найти исполнителя моего коварного плана. И, чем больше я думал о кандидатуре, тем больше укреплялся в мысли о том, что лучше Марика мне никого не найти.

            Курчавый, похожий на библейского отрока, Марик, был сыном моих хороших знакомых, живших в нескольких минутах от моего дома. Папа его, благодаря своему непутевому наследнику, стал преждевременно лыс и циничен, мама напоминала изможденную узницу Освенцима. Словом, Марик был одним из тех самых   l'infante terrible, которые вдохновляли поэтов и писателей на мрачные и саркастические пророчества, а учителей доводили до самоубийства.
            Недаром Марика за последний год выгнали подряд из пяти или шести школ. По слухам, последней своей учительнице он подложил под стул самодельную бомбу, которая взорвалась ко всеобщему удовольствию во время урока, причинив преподавательнице легкие тазовые ранения. К чести Марика, он вышел сухим из воды, доказав свое дутое алиби и избежав колонии для несовершеннолетних.
            Мне приходилось быть осторожным ≈ родители Марика и так находились на грани нервного расстройства. Поэтому, пришлось сочинять целую историю, типа того, что я в отпуске, и как раз забираю сына знакомых из школы, в которой учится Марик, так что могу его прихватить и завезу домой...
            Стоит ли говорить, как вдохновлен оказался курчавый бесенок моей идеей. Он корчился от смеха на заднем сиденье моего автомобиля, но спустя пять минут подошел к делу весьма прагматически.
            ≈ Сорок долларов на карманные расходы, ≈ диктовал мне Марик свой ультиматум. ≈ Плюс, мое условие: "Плэйбой"   за ваш счет, поступает в мое личное распоряжение. Хорошо было бы еще пневматическое ружье..
            ≈ Еще одно слово, и я найду более сговорчивого помощника, ≈ пригрозил я.
            ≈ Дело в шляпе! ≈ презрительно поджал губы Марик. ≈ Сорок баксов, "Плэйбой", бутылка Бренди   "Братья во Христе", и можете на меня положиться.
             ≈ Сорок баксов плюс "Плэйбой" ≈ прорычал я. ≈ И это мое последнее условие.
            ≈ По рукам! ≈ Курчавый чертенок снова начал гадко хихикать.
            Несмотря на "Плэйбой" с пышной и грудастой блондинкой на обложке,   и две хрустящие бумажки по двадцать долларов, меня не оставляла тревога. Марик исправно исчез с печеньями, вернулся налегке.   Но как я мог гарантировать, что мое слабительное средство не исчезло в ближайшем мусорном баке?

           У соседей явно ничего не происходило. Вернее, скауты продолжали заниматься бодрой строевой подготовкой. К вечеру, вдохновленный равнениями налево, я позвонил Патрику, злорадно сообщив о полном фиаско его гениального плана.
            ≈ Да, про енотов я как-то не подумал, ≈ расстроился Патрик. ≈ Ну кто же знал, что скунсы к тебе этой ночью не пришли...   Хотя...Слушай, у меня для тебя есть потрясающая идея. Я только что прочел в новостях, ≈ Патрик, похоже, снова издевался надо мной. ≈ Скунсы обожают фруктовый йогурт фирмы "Йоплат".   Он в таких конусообразных стаканчиках продается.   К твоему сведению, в Америке большой скандал: животные засовывают свои мордашки в баночку, дабы вылизать остатки божественной массы, и застревают. Видимости никакой, воздуха не хватает. Погибель, одно слово. Так вот, только что по "СИ-Эн-Эн" выступал представитель фирмы, они теперь на пластиковых стаканчиках делают выступы, чтобы скунсячьи лапки могли найти точку опоры. Еще, на дне баночки поместили предупреждающую надпись красным цветом.
            ≈ Ну да, ≈ Желчь ударила мне в голову. ≈ Дорогой Скунс! Помни, засовывание головы в пластмассовую баночку нашей фирмы опасно для здоровья и может вызвать удушье!
            ≈ Не надо надо мной издеваться, ≈ рассердился Патрик. ≈ Я не идиот. Надпись не для скунса, а для человека. А написано там: "Дорогой покупатель! Помни, что скунсы любят засовывать...". Да ну тебя, не веришь, включи "Си-Эн-Эн", или залезь на Интернет.
            ≈ О, Кей, спасибо за идею, ≈ пробурчал я.
            Через пятнадцать минут я уже несся в ближайший магазин, так как информация, сообщенная мне Патриком, оказалась правдой от первого и до последнего слова. Скандал с задыхающимися от удушья скунсами, похоже, даже затмил разборки с сексуальными безобразиями американского президента, не говоря уже о прочих малозначительных событиях, происходящих вне границ великих и могучих Соединенных Штатов.
            Йогурт в конусообразных баночках я нашел без труда. Некоторое время я сомневался, какой именно сорт выбирают привередливые скунсы, но, отчаявшись купил все имеющиеся в наличии сорта: персиковый, банановый, клубничный и голубичный. Все баночки были исправно разбавлены самой ядовитой водкой в окрестностях Сан-Франциско, и выставлены во дворе.

            Я всеми силами старался не погрузиться в сон, но увы... Разбудило меня фырканье, громкое и переходящее в хрип.
            ≈ Сидоркин, мать твою, кончай храпеть! ≈ разозлился я, вспомнив военные сборы, в раздражении свалился с дивана, окончательно проснулся, и, накинув халат, осторожно вышел во двор.
            ≈ Ах ты, какая зверюга. ≈   Служба новостей и общество охраны природы не обманывали - скунс засунул морду в конусообразную банку, и, казалось, хрипя задыхался. ≈ Тише, дурачок, ≈ я стянул пластиковую коробочку, обнажив лунному свету греховно измазанную в творожно-кефирной массе симпатичную востроносую мордочку.
            Хрип прекратился. Скунс крепко спал, слезы катились из его глаз, и мне стоило значительных душевных мук распрощаться с этим животным, подкинув его на соседний участок.

            Ну что же, я сделал все, что мог. Как ни странно, спать мне расхотелось,   и я работал до четырех тридцати утра.
            К пяти часам у соседей начало происходить что-то странное. Стоны, хриплые и чмокающие похрюкивания, всхлипывания. Потом завыла сирена, еще одна. Потом что-то возбужденно объяснял по-китайски женский голос,   мигали на стене голубовато-красные маячки полицейских машин, а к семи часам утра все стихло.
            Проснулся я около десяти, и, хватаясь за голову, подошел к окну.
            На соседнем участке стоял невысокого роста китаец, и, матерясь вполне по-местному, а также зажимая пальцами нос, поливал то, что еще осталось от скаутских палаток из шланга.
            ≈ Твою мать, ≈ агрессивно заявлял он. ≈ Ноги этих идиотов больше не будет в моем доме. За неделю загадили все так, что... Виктор! Виктор!
            ≈ Что, папа? ≈ Смущенно заявил высокий и долговязый китаец-пионер, появившись у входа в сад, хватаясь за живот.
            ≈ Если ты, паршивец... Если ты посмеешь привести своих дружков...Засранцев! Вонючек! А ну-ка быстро сворачивай палатки, твою...
            ≈ Папа!!! Я больше не буду. Прости!

            Операция моя явно прошла успешно, самое обидное, что я так до сих пор и не знаю, что именно подействовало на моих пионеров. Засранцы и вонючки, упомянутые отцом несостоявшихся пионеров, равным образом подтверждали как  поносный вариант, так и обонятельные дисфункции соседей, вызванные состоянием глубокого похмелья у свежепойманного скунса.

            Так или иначе, скауты больше не возвращались, они исчезли с соседского участка   и из моей жизни.   Более того, я почти уверен, что китайские эмигранты в Америке не отказываются от телесных наказаний, иначе как объяснить детский визг и плач, который доносился вечерними часами из соседского дома. Как объяснить тот факт, что долговязый парень и пухленький китаенок молча, с самурайским выражением лица,   перекопали весь участок и засадили его колючими розами "Звезда Востока"?

            Ну что же, все хорошо в этом лучшем из миров. Воздух тут особенно наполнен светом сразу после рассвета. По земле стелется туман... Пахнет влажностью и свежей листвой. Я даже закончил книжку, потом прошло лето и наступила золотая, прохладная и прозрачная осень. Раньше я никогда не замечал этой красоты. Если бы не вся эта история, так что я скаутам теперь даже благодарен....
            Дело в том, что мне приходится вставать рано из-за Тимофея. Так я прозвал того самого енота, который нажрался водочного хлеба, предназначавшегося для скунса. Тимофей ≈ хронический алкоголик. Он приходит ко мне каждую ночь, требуя своего.   Этот нахал не только приводит своих енотных баб, но, более того, он меня шантажирует. Пару раз я забывал заехать в магазин за спиртовой пропиткой сухих батонов, так этот мерзавец в знак протеста устраивал самый настоящий погром. Вы когда-нибудь собирали рыбные плавники и хвосты, банановую кожуру и разодранные на мелкие клочки рекламные проспекты, разбросанные по вашему участку?
            Если это безобразие повторится еще раз, ≈ я дал себе слово, ≈ я сделаю еще порцию слабительной выпечки, размешаю ее с водкой и скормлю этому жирному нахалу. Уж если я справился с пионерами всех времен и народов,   неужели я отступлю перед енотом? Хренушки вам...


Александр Тараторин - успешный писатель, его произведения опубликованы, как в толстых журналах, так и отдельными изданиями, роман "Дурная компания" чрезвычайно популярен среди русскоязычной Америки, на Сети его работы можно найти в Библиотеке Мошкова Новый роман Александра Тараторина "Кризис" только что опубликован в лит. журнале "Леда"

Stolica.ru

Архив

День за днем


© 1999, Светлана Епифанова moder@mail.ru